наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


Почему всё вокруг дорожает

Почему всё дорожает? Кто вколол миру вакцину бешенства цен? В Европе вместо ответа все привычно поглядывают на Кремль: из России тянутся трубы, по которым сюда текут газ и нефть – и это их цена породила небывалую в наших краях инфляцию. Однако если я сейчас скажу, что президент Путин не при делах, связанных с ростом газовых цен, вы же мне не поверите?
 


Тем более что он сам так туманно отнекивается от вины за сумасшедшие тарифы на энергоносители, что сразу вспоминаешь Петрова и Боширова Солсберецких…

Я решил покопаться в фактуре, чтоб понять: откуда всё же растут ноги у этого абсолютно неожиданного мирового кризиса?

Скажу сразу, анатомия не нарушена: ноги растут, как всегда, из той самой «Ж», а эта «Ж» последних 20 лет находится в одном месте – в Китае. (Чтоб больше не возвращаться к теме «коварного Путина», замечу в скобках, что Кремль, конечно, пытается надувать щеки и сорвать свой куш в этой истории, но ни её триггером, ни бенефициаром не является. И не потому что велик, добр, щедр, креативен и дальновиден, а как раз наоборот: по причине несоизмеримости с главными игроками – Китаем, США и ЕС, технологической отсталости, угнетающей привязанности к трубопроводам и острого желания насолить своим соседям-недругам – Украине и Польше, из-за которых рискует окончательно потерять доверие Германии.)

Так что мы оставляем Москву с её хитрым выражением лица и отправляемся в… Канберру. Оттуда всё и началось.

Отношения между Китаем и Австралией стали резко ухудшаться с апреля прошлого года, когда Канберра объявила о необходимости расследования происхождения новой коронавирусной инфекции и инициировала ряд антидемпинговых расследований в отношении импорта китайской металлургической продукции. С августа Китай начал резко сокращать импорт австралийского угля. Помимо угля, под санкции попали поставки мяса, ячменя, хлопка, вин и даже омаров. И именно в августе в Европе впервые заговорили о недозаполненности газовых хранилищ.

Пекин, как ему казалось, нашёл австралийскую болевую точку: он покупал ежегодно на 8 млрд долларов австралийского угля для своих электростанций. В конце года китайская промышленность ещё только набирала обороты, электроэнергии было вдоволь и на складах скопилось более миллиона тонн угля из Австралии.

Удар был нанесён. За первые 7 месяцев 2021 года импорт австралийского угля в Китай составил всего 780 тысяч тонн. В январе – июле 2020 года Китай импортировал из Австралии 56,8 млн тонн угля, то есть в этом году поставки упали на 98,6%!

Когда отключают свет

Но Канберра не отступила. Там только лишний раз убедились, сколь опасен и коварен дальний сосед. И стали искать, кому продать излишки чёрного золота. Проматывая почти год, замечу: нашли. Убыток от торговых ограничений Китая в размере 4 млрд долларов был компенсирован ростом австралийской торговли с другими странами на 3,27 млрд долларов.

Более того, на прошлой неделе сломался Пекин. Китайские власти разрешили растаможить австралийский уголь из таможенных складов на своей территории после длившегося почти год неформального запрета на импорт угля из этой страны.

Решение разрешить использовать уголь из Австралии принято КНР из-за растущего дефицита электроэнергии, вызванного в том числе нехваткой угля для теплоэлектростанций, говорят опрошенные Reuters трейдеры…

На рынок выбросили миллион тонн австралийского угля. Но эта капля в море, естественно, не могла утолить жажду. Нехватка электроэнергии, спровоцированная дефицитом угля в начале года, парализовала китайскую экономику. Целые регионы сутками и неделями стояли обесточенными.

А что это означало для Европы? Дефицит всего, что производится в Китае. А что производится в Китае? Всё! Даже когда для съёмок сериала этим летом в Германии понадобилось сто советских красных флагов, их не удалось купить нигде в Европе: даже советское прошлое производится теперь в Китае.

А Китай впал в ступор. Заводы останавливались на сутки, а стояли неделями. Уголь закупали по диким ценам в Индонезии, но и это не спасало. Россия нарастила экспорт угля в КНР на 43% – до 11 млн тонн. Однако на фоне общего потребления Китая, которое колеблется в диапазоне от 3,5 млрд до 4 млрд тонн, это выглядело пиар-акцией, не более того.

Тогда и сошёл с ума газ.

Почему сдурел газ

С газом надо тщательнее разобраться. Здесь, в Европе, мы приучены, что газ течёт по трубам. Трубопроводы дороги, но практически бессмертны. Вот почему «Газпром» так борется за «Северный поток-2»: к трубе обычно прилагается контракт лет на 15−20. Это даёт продавцу перспективу, а покупателю стабильность. По этим контрактам даже сейчас, при сошедших с ума ценах на голубое золото, доходящих до 2000 долларов за тысячу кубометров, Германия покупает газ по цене около 200 долларов за ту же тысячу. А Китай получает его через пресловутый газопровод «Сила Сибири» ещё дешевле – за 130 долларов.

Казалось бы, только нездоровый откажется от таких контрактов! А Европа отказывается. Как, вы удивитесь, и Китай.

Почему? Да потому что трубопроводный газ – это продукт прошлого века. Как керосин. Замечательный, экологичный, дешёвый, но устаревший. Никто не хочет связывать себя на 20 лет с «Газпромом» и этим уходящим в историю ресурсом.

Так как на смену ему пришёл СПГ – сжиженный природный газ. И этот СПГ продаётся на свободном рынке по свободным ценам, как клубника или картошка.

Да, именно на этом рынке, так называемом спотовом, сейчас творятся жуткие чудеса: СПГ стоит в 5−7 раз дороже своего трубопривязанного тёзки. Но, к примеру, в пик пандемии тот же жидкий газ обходился покупателю в разы дешевле трубного! И все, кроме Кремля и «Газпрома», уверены в мире: СПГ вернёт себе славу дешёвого и, главное, мобильного топливного ресурса.

По этой же причине даже Китай отказывается от строительства второй ветки «Силы Сибири». Хотя Кремль предлагает её построить, как и первую, полностью за свой счёт. Даже в ходе недавней видеоконференции Владимира Путина с председателем КНР Си Цзиньпинем (Xi Jinping) о проекте «Сила Сибири-2» упомянуто вообще не было.

Да и сама «Сила Сибири» кажется мощью только из русского телевизора. На самом же деле главным поставщиком трубопроводного газа в Китай является Туркменистан. И в целом из 140 млрд кубометров импортированного газа по трубам в Китай зашло в прошлом году лишь 50 млрд. А ещё 90 млрд было куплено в виде СПГ. Из этой пропорции закупок газа Китаем видно, за кем будущее. И это не труба!

Но ориентация на СПГ во время торговой войны с Австралией стала спусковым крючком кризиса, в котором все мы сейчас барахтаемся, как в болоте. Нехватка электроэнергии угольной генерации привела к тому, что работающие на газу станции стали покупать СПГ, не глядя на ценник. Было важно генерировать электричество. Надо ведь не забывать, что китайский капитализм – особенный. Если партия сказала генерировать, то будешь жечь в топке и собственные трусы, иначе окажешься не новым китайцем с «мерседесом» и умным домом, а старым – с пулей в затылке и безымянной могиле.

Когда дорожает свет

Дальше всё пошло по спирали. Хотя партия и держала под контролем цены на электроэнергию, они всё равно полезли вверх и потянули за собой все продукты.

А в прошлый вторник Китай сенсационно заявил, что разрешит электростанциям взимать с некоторых потребителей рыночные цены на электроэнергию. Чтобы помочь энергетическим компаниям переложить высокие затраты на уголь, Национальная комиссия по развитию и реформам (NDRC) заявила, что с 15 октября цены на всю электроэнергию, вырабатываемую угольными электростанциями, будут устанавливаться через рыночные торги «упорядоченным образом».

Этот шаг, безусловно, понизит цены на спотовый газ, но вряд ли на уголь. И уж тем более не на киловатт-час.

А ведь уже сейчас более 70% угольных электростанций Китая являются убыточными из-за высокой стоимости угля, заявили аналитики Citi.

В докладе Moody’s Investors Service говорится следующее: «Отключение электроэнергии в Китае усилит экономический стресс, что негативно скажется на росте ВВП в 2022 году. И риски для прогнозов ВВП могут быть более значительными, так как нарушения в производстве и цепочках поставок будут распространяться»…

Что же будет?

Говоря человеческим языком, конца кризиса не видно. Более того, мы даже ещё не прошли его зенит.

Война Пекина с Канберрой тоже лишь набирает силу. Помните недавнюю историю с обиженной Францией и атомными подводными лодками для Австралии? Созданный тогда союз AUKUS – лишь одна из битв этой войны. Австралийцы, оставшись один на один со своим разъярённым торговым партнёром-монстром, пытаются не остаться в одиночестве против него в военном аспекте.

Кстати, Австралия является крупнейшим поставщиком железной руды в Китай, продаёт её в год на 40 млрд долларов. Пока Пекин не вводит санкции против этого продукта австралийского импорта. Но ведь может! И тогда то, что мы называем сегодня кризисом, покажется детским утренником.

Самое дикое в этой истории – то, что мы, европейцы, вообще никак не можем повлиять на ход этих событий. И никакой Поток, ни Северный, ни Южный, излечить это бессилие не смогут. Ситуация как в тюремных легендах: кто-то играет на нашу жизнь, а мы даже не видим карт…




Арсений Каматозов

№ 42, 2021. Дата публикации: 20.10.2021
 
 
спг китае австралийского тонн производится цены китая сибири европе уголь китай цен импорт кремль электроэнергию угля австралии электроэнергии кризиса газ
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Пришло время не поглядывать на Кремль! А...
Читаю РГ только потому что в ней пишет А...

Имя
 
Сообщение