наше отечество — русский язык
 
   
 
 
 
Заметки пристрастного наблюдателя


С Глазго долой – из сердца вон

Как известно, подобное лечат подобным. Добрая рюмка водки помогает от мучительного похмелья. Излечение от глобального потепления требует многих тысяч тонн дополнительных выбросов углекислого газа. Таким маленьким рукотворным вулканом стал на прошлой неделе шотландский Глазго. Там собрались на конференции по улучшению климата представители почти двухсот стран. Конечно, они добирались туда не под парусом и не на оленях.
 


В минувшее воскресенье в местном аэропорту сели 50 джетов с делегациями и частными лицами. В общей же сложности в Шотландию будет совершено около 400 дополнительных авиарейсов за 2 недели саммита. По самым скромным подсчётам они вбросят в атмосферу 13 000 тонн двуокиси углерода, того самого, что несёт главную ответственность за глобальное потепление.

Главный раздражитель климафанатиков – авиапарк американского президента. Он состоит из сильно модифицированного Boeing-747, известного как Air Force One, точно такого же второго самолёта и двух грузовых «Боингов» C-17 Globemaster, которые перевозят автомобили и вертолёты. Эти гиганты выбрасывают по 25 кг двуокиси углерода на каждую милю полёта. Для сравнения, на долю американца, который летит коммерческим рейсом, приходится по 200 граммов CO2 на каждую милю.

Тысячи зелёных блогеров исходят желчью: зачем в Глазго Джо Байден (Joe Biden) со своим караваном? Кому нужны эти лишних 400 рейсов? А лидеры Китая, России, Бразилии вообще не полетели в Глазго. Но их тоже несут по кочкам, хотя они вроде как сэкономили атмосфере тысячи тонн вредных выхлопов.

Все эти истерики – типичное грето-тунбергство: смесь детской наивности, взрослой двуличности и обычной тупости. Что меняют 400 полётов, когда в среднем в сутки над Землёй бороздят небо около 150 тысяч авиарейсов? А перед пандемией был зарегистрирован мировой рекорд: 202 000 авиарейсов за 24 часа.

Разумеется, этот напыщенный саммит не стоит потраченных на него средств, в том числе и авиакеросина. Если судить о нём по обязывающим документам. Но мировая элита давно не виделась, пандемия ещё больше разделила мир, разобраться, кто и каким парадом теперь командует, невозможно даже в небольшой Германии, не говоря о просторах планеты.

А разобраться надо. Потому что главный политический вопрос климатической темы – вовсе не «что делать?». Единственный вопрос, на который климасаммит мог бы дать ответ: перед кем отчитываться за сделанное?

Глазго показал: главные карбонавты – Китай, Индия, Россия, Бразилия, создающие более трёх четвертей карбоновых выбросов человечества, не намерены выступать в роли прилежных учеников на уроке климатистики, который ведёт Запад. Ещё сложнее этим странам, а вернее, их лидерам, держать отчёт о зелёной активности перед своими гражданами. Потому что Россия и Китай с Индией, как и Бразилия – отнюдь не Германия. Здесь рассказами о снижении каких-то мифических газовых испражнений политической славы не сыщешь.

Вот яркий пример. Последний опрос Левада-центра в РФ показал, что 60 процентов россиян уверены: COVID-19 – это биологическое оружие, направленное против них. И при этом 50% жителей России считают прививку, продвигаемую собственным правительством и лично Путиным, ещё более опасной для жизни – и вакцинироваться не намерены.

Как же может действующая кремлёвская власть впечатлить массы с такими взглядами обещаниями какой-то бессмысленной углеродной нейтральности?

По официальной статистике, в РФ от COVID-19 умерло в октябре более 30 000 человек. Советский Союз потерял в Афгане за десять лет войны 15 000 военных и гражданских. Россия за один месяц игнора вируса – вдвое больше. При этом так называемая избыточная смертность, то есть все российские покойники, кого удалось «переписать» от коронавируса на другие причины смерти, – превысила в этом же октябре 100 000 жертв. И 100 тысяч погибших за один осенний месяц не заставили общество обратиться к средствам защиты! Какие же цифры выбросов или невыбросов метана могут его впечатлить?!

В Индии с её чудовищной нищетой и миллионами неприкасаемых, в Бразилии с её фавелами на миллионы бездомных, в Китае, где каждый день появляется новый миллионер, но при этом полмиллиарда людей живут на уровне борьбы за физическое существование, кого могут утешить меры властей по обузданию потепления?

Углеродная нейтральность в 2050 или 2060 году? В Берлине это – серьёзный вопрос. Ещё в нескольких европейских столицах тоже. Но, например, в Вашингтоне, прежде чем планировать меры по достижению углеродной нейтральности, власть должна подумать, не вернётся ли в 2024 году в Белый дом Дональд Трамп (Donald Trump) и не вымарает ли он все эти благие намерения, ведущие в зелёный ад? Помнится, в первый свой заезд он сразу вывел США из Парижского соглашения по климату. И нынче его шансы на переизбрание отнюдь не иллюзорны.

В том же 2024 году предстоят перевыборы президента Путина на новый срок. Можно вообразить, какую ломку переживёт перед ними Россия, если вспомнить все политические передряги текущего года и его парламентских выборов.

Но ещё раньше, осенью следующего года, должен состояться ХХ съезд Компартии Китая. Императору Си Цзиньпиню (Xi Jinping) придётся совершить фантастические кульбиты, чтобы вновь быть избранным на пост номер один.

И кому из этой тройки поможет «зелёная повестка»? А сколько других глобальных проблем ждёт решения в ближайших три года! О них не говорят в Глазго. Но каждый, кто туда прилетел, имеет собственный скелет в шкафу, который намерен вывалиться в ближайшие 36 месяцев. Такое уж пришло тревожное время. Поэтому нет ничего удивительного в том, что, разлетевшись, мировые лидеры окунутся каждый в свои актуальные проблемы. А потепление? С Глазго долой – из сердца вон…




Арсений Каматозов

№ 45, 2021. Дата публикации: 10.11.2021
 
 
китая потепление разобраться лидеры бразилии китай дополнительных впечатлить углекислого лечат выбросов глазго власть авиарейсов потепления россии главный тонн россия добрая
 
 

в той же рубрике:

 
 
 
       
 
   

 
         
 
         
форум
Имя
 
Сообщение